Он-лайн игры

 
Система Orphus

 
Сайт писателя Ильи Одинца Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет

 

  • Лучшие люди страны
  • Герои страны
  • 84 ОРБ
  • Управление ФССП по Нижегородской области
  • Нижегородский некрополь
  • Нижегородская военно-мемориальная компанияНижегородская военно-мемориальная компания

  •  
    Люди Нижегородской области

    Разместите нашу кнопку на своем сайте!


     

    Сейчас на сайте: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Письма с фронта*

     

    Челогузов Иван Филиппович

     

    Родился 2 января 1907 года в деревне Лапшиха, Константиновского района Горьковской обл. призван по партийному набору 2 июля 1941 года.

     

    * * *

    г.Горький 4/VII-41г.

    Дорогие мои

    Горячо Любимые Ниночка, Юра, Рита и Сима. Пишу первое свое сообще-ние.

    Прежде всего, не знаю, как выразить свое восхищение вашим Нинуся и Сима мужеством, которое вы проявили провожая меня. Я конечно знаю, что делалось у вас в сердцах. Понимаю Нинуся что кровью обливалось - как ты говорила, но вы не проронили ни сле¬зинки на станции. Вы этим помогли мне быть твердым и спокойным до последней минуты расставания. Этим поддержали мою и свою честь. Слезы признак слабости и малодушия. А у вас этого не было. Боль¬шое спасибо.

    Это дает мне уверенность, что вы так же будете стойки и в будущем как в личной жизни, так и по работе. А это главное.

    По больше это воспитывайте у детей Юры и Риты. Дайте понять им, что я с полным сознанием своего долга иду на защиту Родины и если нужно не пожалею жизни своей за родину, за вас за всех.

    Конечно и мне было тяжело расставаться с вами, с детьми.

    Но этого требует сейчас международное положение, положение нашей страны.

    И этот свой долг я выполню с честью.

    Теперь о себе. Пока разместили в Горьковском с/хоз. инсти¬туте. Выдали постели. Распустили по городу до 2-х часов. Что бу¬дет дальше неизвестно.

    Сейчас сижу в обкоме союза кожевников. Рассказал все как бы¬ло дело со мной и с тобой в райкоме. Твоим поступком - восхища¬ются. Я говорил как ты ответила Русинову на вопрос что я отказал¬ся.

    Ал-р Ник. Горчаков на днях будет в Богородске и обо всем договорится с тобой. Он расскажет о работе, которую необходимо проводить в клубе. Очень довольны, что поставили на работу тебя.

    Обком встретил меня очень хорошо так, как я сам не ожидал.

    Мне оказали помощь, выдали средств 250 рубл. на расходы. Это просто замечательно.

    Договорились о ребятах. Обещали оказать немедленную помощь.

    Юру сейчас же направят в пионер лагерь и Пл-р Никол. обещал продержать его там до учебы. Это около 2-х месяцев. А там гово¬рит будем делать все возможное. Они будут с тобой и Копилевичем об этом разговаривать.

    Мне думается лучшего внимания пока и желать нечего.

    Я уверен Нинуся, что и впредь, что бы со мной ни случилось, это внимание к вам будет. А это все меня просто окрыляет на борь¬бу с фашистскими гадами.

    Нинуся ну, а я уверен, что с работой которая легла на твои плечи ты справишься с честью еще раз докажешь свой патриотизм, честность. Докажешь на что способны наши советские женщины.

    Передай Симе, что бы она обязательно училась на медиц.сест¬ру и готовилась работать в госпитале куда бы потом не направили.

    Вот кажется это главное.

    Юрочка! Ты знаешь, что твой папа пошел на войну, защищать родину и вас всех ты должен быть совершенно другим. Слушай ма¬мочку, помогай ей. Люби Ритусю нашу маленькую девочку. Ведь ес¬ли ты будешь с ней грубить, так кто же будет её защищать и за¬ботиться о ней. Юра. Я прошу тебя. Послушай мое тебе указание.

    Ритуся! Хорошенькая моя деточка. Я тебя покачал бы вчера по больше и верхом бы тебя покатал, но не мог. Об этом расскажу после. Когда разобьем врага. Я вернусь домой. И тогда расскажу много, много сказок. Не две а много. Про козлика, лису, волка, зайца и еще. Только ты не плачь. Папа приедет обязательно. Слу¬шайся Юры и с ним не ссорься.

    Ну пока все мои дорогие. Нинуся, Юра, Рита и Сима досвида-ния. Крепко крепко целую. И пожелаю всего хорошего.

    Сима! Пойми положение. Помоги Нине во всей работе.

    Ну досвидания. Любящий вас ваш Ваня Челогузов что будет со мной дальше напишу.

    4/VII-41г.

     

    * * *

     

    4-го июля. 12 ч. Дня

    Здравствуйте.

    Ниночка, Юра, Рита и Сима.

    Пребывание в Горьком окончилось. В данное время спешно сда¬ли постели и готовимся с минуты на минуту куда то ехать. Есть предположение, что заедем куда то в лагеря. Сообщу дополнитель¬но. Настроение у всех бодрое. Горим ненавистью к фашизму. Все ребята подобрались боевые. Богородские пока все вместе. Передай¬те Мар. Вас. Харитоновой, что с В.Н. мы пока вместе и привет от него. Нинуся! Меньше думай о мне. Смотри за ребятами. Устройте Юру в лагерь. Дрова поспеши перевезти.

    Досвидания ваш Ваня Челогузов.

    Передайте это же Шуре Сухарниковой.

     

    * * *

     

    Здравствуйте!

    дорогие любимые мои Нинуся, Юра, Рита и Сима!

    Вот уже 3-е суток находимся в военных лагерях. Нормирова¬ние еще не закончено, а жизнь лагеря течет обычным порядком.

    Все сейчас похожи на бойцов одеты во все зеленое, выдали шинели, гимнастерки, брюки, белье 1 пару и по петлице. Сегодня получили сапоги. Получили индивидуальные пакеты вместо фуражек всем выдали пилотки и когда вчера повели все роты на стадион получилось красивое и внушительное зрелище.

    Изучаем хорошо. С питанием дело налаживается. Готовимся и к боям в которых придется участвовать через несколько дней.

    Здесь у нас я выполняю обязанности политинформатора по па-латке.

    Вобщем здесь мне очень нравится, но быть придется недолго. Есть разговор - отсылки частями на фронт, и вчера уже несколько десятков отобрали, куда пока не известно.

    Настроение у меня и у других здоровое - бодрое. Духом не падаем. Все, как один готовимся к решительной схватке с немцами.

    Беседуем, что после войны хорошо бы собраться всем вместе поделиться итогами и впечатлениями войны, И конечно у всех на¬дежда, что обязательно увидимся о смерти пока и речи нет. Хотя если нужно никто не остановится и перед этим.

    Досвидания дорогая моя Нинуся.

    Ваш Ваня Челогузов.

    7/ VII 41г.

     

    * * *

     

    Дорогая моя Нинуся!

    Вы уже все знаете, что мы собирались еще 28 уехать в неиз¬вестном направлении. Но по причинам - известным командованию -мы задержались в лагерях. Сегодня вечер 30-го июля, а мы еще на¬ходимся на старом месте. Готовимся ночью в поход на станцию. Прошел слух, что на завтрак на завтра уже не выдали питания. Видимо едем. Ну конечно всё равно. Настроение боевое. Особенно после того, как я посмотрел вчера в г. «Красная Звезда» - фото¬снимки расстрелянных детей фашистами. Показал всей роте. А они малюсенькие с Ритусю лежат убитые с самолетов. Шли колонны де¬тей и их гады начали расстреливать. Передо мной встали вы все ты, Юра, Ритуся, Сима и все знакомые. Ведь с вами гады сделали бы то же самое. Мне было тяжело на сердце. После долго думал с го-речью но сердце наполнялось злобой отомстить, и так это было у нас у всех бойцов.

    Все будет сделано – ни смотря ни на что, лишь бы вы жили по¬том счастливо. И вы будьте уверены. Эта сцена с ребятами у меня будет стоять в глазах до полного разгрома фашистских гадов.

    В роте у себя пользуюсь большим авторитетом. Все ко мне от¬носятся с уважением. Сказываются мои взаимоотношения и полит, инфор. Хотя на партсобрании об одном внес предложение исключить из партии. За ряд дел. Это предложение прошло. Он правда здесь еще и все время косится. Ну и черт с ним.

    Ну, становится темно. Скоро вечерняя поверка. Во время её узнаем когда едем. Но видимо ночью. Прошли Богородские - Куприянов и Рязанов - они ничего не знают.

    Ну досвидания. Ваш Ваня Челогузов.

    30. VII

     

    * * *

     

    Дорогая, любимая моя Нинусенька.

    Спешу сообщить и в то-же время следуя твоему указанию -сегодня же готовлю письмо.

    Дело в том, что мы в данное время сидим и все собрались в поход. Получили на руки хлеб, консервы, сахар. Плотно пообедали.

    Сидим, продолжаем отдыхать. И ждем приказа о выступлении. Види¬мо сегодня будет уже обязательно поход так как сказали твердо. А быть может и так же проживем еще несколько дней. Как это было в прошлый раз.

    Из лагерей нам пожалуй ближе к Горькому. На сортировочн.

    Ну как будто все. Новостей нет. Пока остаюсь командиром от¬деления.

    Остаюсь жив и здоров.

    Ваш Ваня Челогузов.

    5/VIII-41г.

     

    * * *

     

    Дорогая моя любимая Ниночка!

    Ну вот теперь окончательно стало ясно, что мы едем на фронт. В Горьком поднялись в 5 часов утра, а в 12 ч. дня погрузились, имелась возможность встретиться допускали. Но уходить в город было совершенно не возможно, так как никто не мог сказать во сколько часов мы будем погружаться.

    Едем в товарных вагонах, на нарах - получили хлеб, прекрас¬ные рыбные - импортные консервы, мясные консервы и сахар. Полу¬чили продукты на 3-е суток, дальше не известно. Видимо будем ехать этот срок.

    Всех интересует один вопрос - на какой фронт везут? Почему то все высказываются ехать на Бессарабский участок. Предполагаем, что первое контрнаступление наших войск будет начато именно от туда. А всем хочется участвовать в наступательном бою.

    Ждут одну станцию - откуда ясно будет взятое поездом направ¬ление. Я подожду запечатывать письмо до этой станции. Что бы вам можно было ориентировочно сказать направление. Но как бы нас не повезли на Смоленский или Эстонский участок. Ведь они сейчас са¬мые ответственные. Ну все равно. Я пока еду, как и все остальные со мной. политбойцами. Что то будет дальше. Я вчера не писал еще о том, что Балакин так же едет с нами.

    Сейчас стоим где то вдали на одной маленькой станции вот уже минут 25 видимо закрыт путь.

    На станции утром в Горьком я получил полкилограмма замеча¬тельной воблы.

    С нами в составе едут лошади, машины, санчасть - эшелон ог¬ромный. Видимо поедем до самого фронта. Мы едем и имеем при себе все, что необходимо отразить любое нападение врага и развернуться в боевой порядок.

    При себе конечно имеем своих "невест" - винтовки и "подруг" -лопаты - так это у нас зовут их здесь молодежь. Настроение у всех боевое. Никакой тени паники и колебаний.

    Милая Нинусенька! При прощании ты мне говорила, что боишься остаться молодой вдовой. А ты моя милая меньше и даже совсем об этом не думай. Помни и другим напоминай - слова Пассионарии "Лучше жить вдовой героя, чем женой труса" - а вообще будь уверена, что я вернусь в Богородское жив и здоров и тогда отпразднуем победу и радостную встречу.

    Вот уже и письмо написал, а поезд все еще стоит. Морит жаж¬да. Хочу пить после воблы. Принесли какой то болотной воды пахнет болотиной. Здесь тупик. Но пить хочу ужасно. Ждать чая хороше¬го не приходится. Но видимо - чай сегодня будет обязательно.

    Ночью получили масло. Попили чая. Легли спать, приняв меры на случай налета.

    Утро стоим 4 часа во Владимире. Теперь ясно, что едем на Москву. Итак, до свидания мои дорогие. Милая Нинуленька. Крепко, крепко обнимаю и горячо целую жив и здоров.

    Ваш Челогузов.

    Твой Нинусенька до конца жизни.

    6/VIII-41г.

     

    * * *

     

    Москва

    Дорогая моя милая Ниночка, мои галчатки Юра и Ритуся и Сима.

    Здравствуйте.

    Шлю необычайный привет с дороги, Все еще двигаемся. Не зна¬ем куда, долго ли и когда мы приостановимся на месте назначения. Сейчас 5 часов вечера 6-е августа, а мы стоим в Москве. С одной товарной станции перевезли на другую. Никуда не пускают. Только, что в ближние магазины. Напали на все, что имелось в магазинах и ларьках. Мы с Байковым купили 3-х сортов конфет, малины, вишни, колбасы, булок. Ну кончено пришлось израсходовать 24 рубля. В Москве в магазинах все есть. Правда видимо основные продукты да¬ют по карточкам. Ночью был небольшой налет на Москву. Где мы ос¬тановились первый раз видел обгоревший маленький домик, было повреждено рельсовый путь. Это было ночью. А к нашему приезду уже все было заново отремонтировано и ничего незаметно. Всё что говорят в деревне о том что Москва горит - безусловно сплошные сплетни. Не видно даже и следов налетов. Ночью один фашис. само¬лет вынужден лететь около Москвы - сбросил бомбы в болото и его самого так же приземлили тут наши летчики. Женщина которая рассказывала восторгается и говорит, что разбитый самолет видела сама. Ведь сколько же брехни, там у нас в глуби Горьковских краев. Над Москвой конечно парят самолеты - несущие службу охраны наблюде¬ния. Нас всю дорогу и в Москве где были в магазинах все встреча¬ют очень хорошо стараются всячески услужить, поприветствовать - прямо приятно ощущать всё это. Чувствуется что действительно на¬ша Красная Армия - детище народа. Интересно было бы вам всё пере¬дать как мы следовали до Москвы.

    Прежде всего мы с Байтовым побрились в Горьком на открытом воздухе на одном из ящиков. Тут же еще брились человек 10 - вобщем парикмахерская. Когда тронулись начали в вагоне бриться все, кто не побрился. Поезд бежит быстро, быстро, качает - а они все же бреются, одному порезали голову. Все ни-чего.

    И ты знаешь здесь так весело, хорошо и дружно. Ты смотри на одних равных правах лежим на нарах - крайний - рабочий ; потом Баннов – предс. артели ; я - клубный раб., со мной по другую сто¬рону Блох доцент Горьковского института водного транспорта -имеет собственные печатные труды, с ним - инженер дорожного стро¬ительства - Степанов, потом учитель - Куприянов; нач.цеха авто-провода, на нижней полке работник Лукояновской конторы заготзерно - потом инженер кораблестроения - студенты. Профессии самые различ¬ные, а цели одни. Все хотят скорее в бой. Это самое дорогое.

    Но ведь у нас другая задача, а об этом пока только помечтаем.

    Пачку с разноцветными карандашами выбросил в окно одному мальчон-ке стоящему у будки ж-д, он быстро схватил, раскрыл и самодоволь¬ный рассмеялся.

    Я подумал - радуйся за моих детишек.

    Все в сборе. Сидим на лавочках и нарах. Поезд готов к отходу. Прицепился паровоз. Видимо хотят везти в западном направлении к Смоленску. Но с этой станции можно ехать в весьма различных нап¬равлениях даже и к Ле-нинграду.

    Подождем еще немного и увидим, по дороге, станциям будем определять направление. Ведь нам никто же ничего не говорит.

    Дорогой от Горького с нами повстречались два поезда с ране¬ными, едут с веселыми физиономиями и желали счастливого успеха. Правда в окне мы видели раненых в руку, голову но думаем, что с легким ранением. Да это и вполне понятно. Война всегда проходит с жертвами. Война без жертв не бывает. Тем более - эта последняя схватка с оголтелыми фашистами.

    Кормят нас замечательно: консервы - рыбные мясные, вобла, масло. Хлеб - не доедаем. Чай с сахаром. В общем, если так будут кормить, то мы не только закалимся, но изрядно и отъедимся. Правда, моя болезнь - это сладкое люблю. Так выданного сахара не хватает, пришлось налечь на конфеты.

    Жив и здоров. Будьте спокойны. Всё в порядке.

    До свидания. Горячо, горячо всех целую, а тебя 1000 раз -передай Рите.

    Твой Ваня Челогузов.

    Москва 6/VIII-41 7 ч. вечера

     

    * * *

     

    Дорогая моя милая Нинуся

    Здравствуй моя горячо любимая

    Сейчас 8 часов утра 7-е августа, стоим на расстоянии 12 ки¬лометров от Тулы. Нас 2 эшелона. Скоро подъедем к Туле. Получи¬лась временная задержка. Сегодня после Тулы мы точно узнаем в каком направлении поедем. Будет ясно, поедем ли мы к Смоленску или к Киеву. Теперь одно ясно, что не к Ленинграду.

    Сегодня есть о чем тебе моя дорогая сообщить. Ночью до 3-х часов мы были в Москве, кружили вокруг. Мы были прямыми свидете¬лями фашистского налета на Москву. Даже нужно сказать не только наблюдателями, но рядом с нами на расстоянии 50-40 метров рвались сброшенные с самолетов бомбы. Наш эшелон был в зоне налета фа¬шистских стервятников, но прекрасное маневрирование машиниста - нас во время отвозили в безопасное место из зоны полетов самоле¬тов.

    Это по существу маленький кусочек военных действий. Начали нюхать порох войны. Хочется первое впечатление тебе передать не¬множечко полнее. В будущем это описывать не придется. Началось часов в 10 вечера или 10 1/2 мы спали в вагонах. Эшелон наш из центра ушел на окраину и медленно передвигался с места на место. Вдруг вой сирены - воздушная тревога. Мы приготовились к бою. Винтовки в руки. Ночь ясная. Только отдельные облачка гуляли по небу. Столбы прожекторов начали со всех сторон шарить по небу - особенно по облаку - нащупывать стервятника. Как раз вблизи от нас потом открыли огонь зенитные пулеметы. В облаках получилась стена разрывов. Слышим гул фашист. стервятника. Видим в стороне от нас на полкилометра взрыв бомбы и пожар - но он быстро гаснет. Потом фашисты спускают в одной груде 4 ярко светящих фонаря для того, что бы ему было видно что бомбить. Но эти фонари в 3-5 ми¬нут уже расстреляны. Вдруг бросили еще 3 бомбы вблизи от нас - нам ясно видно горит какой то деревянный большой сарай. Видно как взрываются бомбы но они падают в землю. Вот пойман стервят¬ник в перекрестке лучей прожекторов. Мы его ясно видим светится и его со всех сторон огненным шквалом полетели снаряды, которые рвутся рядом с ним.

    Стервятник вынужден повернуть назад прямо в этом прожектор¬ном скрещении, а его со всех сторон обстреливают. Убеждены, что самолет поврежден. Канонада немного стихает. Самолетов все же ищут прожектористы по небу. Вдруг выстрелы вокруг нас, прожектор¬ные лучи скрещиваются в небе над нами. Ясно видим почти над нами еще 3 самолета. Наш эшелон двинулся вперед. Вправо-видим еще по¬жар, но быстро гаснет. Видимо какое-нибудь маленькое строение.

    Вдруг оглушительные 3 взрыва один за другим рядом с нами метров 50-40 и большие метров 25 высоты столбы земли взлетевшей от взрывов. Повреждений никаких.

    Это было сделано фашистскими стервятниками в момент когда они были вынуждены обратиться в бегство. А потом стихло - так был отогнан второй налет гадов. Нинуся все разговоры о панике и пожарах Москвы настоящая брехня. Слишком много напрасных разгово¬ров. Саму Москву стервятникам и не видать их разгоняют на подсту¬пах к Москве. Это же я сам очевидец. А прорвавшиеся одиночки - в панике так же ничего сделать не могут. Так же будьте спокойны.

    Приехали в Тулу. Все вышли из вагонов. Я тороплюсь дописы¬вать и так же необходимо выйти. Сегодня снова получили масло. Жи¬вем пока хорошо и сытно. Что будет впереди неизвестно. Сообщили, что в Туле простоим долго, будем обедать. А потом поедем дальше. Ближе к фронту. Ну ничего, нестрашно. Ни один я. Нас поехали на фронт ведь миллионы. Поэтому не стоит беспокоиться. Все будет в порядке. Буду жив и здоров, ждите к Октябрьским домой. Готовьте встречу.

    В Туле беседуем с встретившимися ранеными, расспрашиваем о боях. Со-общают, что танки действуют сейчас немного. Большинство зарыты в землю как дот, нет горючего. Что же тем лучше. Настроение у раненых хорошее. Правда мы встретились с легко ранеными. А остальное увидим сами. Началась посадка. Видимо уезжаем. До свидания. Ваш Челогузов

    7/VIII-41г.

     

    * * *

     

    Дорогая Ниночка!

    Приближаемся к Смоленску. Ехать осталось немного. Пойдем в поход прямо на Фронт.

    Доехали пока все благополучно. Никаких происшествий нет. Все в порядке. Жив и здоров.

    До свидания моя дорогая. Всем по привету.

    Твой Ваня Челогузов.

    10/VIII-41г.

     

    * * *

     

    Милая Нинуся!

    Вот мы и на фронте под Смоленском. Двигаемся к фронту. Я сейчас работаю в штабе полка помощником инструктора по пропаганде - он же называется политрук. Второй день продвигаюсь совместно с повозками штаба. На мне 1 повозка с материалами пропаганды. Лис¬товки, памятки, книжки и пр. Это постепенно раздаю. Когда спроси¬ли кто работал на пол/пр работе - высказались 7 человек. Но все закричали, что нужно взять меня. Спросив кем я работал - безого-ворочно меня зачислили за этим политруком. Столуюсь и ночую сов¬местно со штабом полка. Так пока лучшего и требовать нельзя. Ве¬щи все мои и скатка лежат в повозке. Часто и сам еду на повозке. Беда, что нет еще определенного возчика - ме-няются. Ну да напле¬вать.

    Скоро наш полк вступит в бой. Всех нас разбили, по I чел. в отделение полка /за исключением меня/ и поставлена задача - сце¬ментировать бойцов армии. Питание хорошее. Настроение бодрое. Работа возложена что называется по душе. И я отдаю все что есть во мне.

    Мы находимся в Смоленской области заехали с юга и расположе¬ны в западно-южной части от Смоленска. Если взять от нас так сзади Смоленск.

    Чем ближе к фронту, тем гостеприимнее население. Кормят всем у кого что есть - огурцы, молоко, яйца.

    Все ужасно настроены - против Германии. Плохо дело с уборкой урожая, много не убрано озимых хлебов и часть лугов.

    Ну…

    Жив и здоров. Когда придется писать еще неизвестно. Да и вообще будьте спокойны за меня. Все будет в порядке. Двигаемся полками - под налетом самолетов, но нас еще не обстре¬ливают и не бомбят.

    Милая Нинуся. Спасибо большое за приезд, за деньги и вообще за все. Иногда все встает в голове. Все вспоминается. Ну ведь сама понимаешь близость смертоносного огня. Но откровенно говоря, я почему то о смерти совершенно не думаю. Наверняка вернусь до¬мой жив и здоров.

    Так что и вам нечего расстраиваться. Много писем сейчас не ждите. Такая обстановка. Но это вас волновать не должно. Адрес мой.

    Действующая армия

    Полевая поч/станц. 670

    1005 стрелковый полк

    Челогузову Ив. Филипп.

    До свидания мои дорогие, горячо любимые. Целую всех. Ваш Ваня Челогузов.

    10/VIII-1941г.

     

    * * *

     

    Милая моя дорогая Нинусенька!

    В дополнение уже наспех написанного имею возможность еще сообщить ряд фактов.

    Мои обязанности еще полностью неясны, но пожалуй они будут состоять из задач, стоящих перед военно - полевым клубом. Вчера и сегодня раздавали всем подразделениям литературу военные листовки, тетради для бойцов. Хожу по расположению всего полка. Нахожу час¬ти еще не снабженные, вызываю к своей повозке. Даю кое - какие со¬веты политруку насчет массовой работы среди бойцов - одни уже проводим в жизнь.

    На мне лежат шашки, шахматы, гармонь, библиотека и еще кое что. Вот как будто и всё. За сегодня больше всего стоял на одном месте. Приходили люди ко мне, я раздавал.

    Вообщем моя пол/просветская работа. Во время боев безуслов¬но должно измениться, как трудно сказать. Но всё же находясь при штабе я должен сохранить свой пропагандистский материал и имуще¬ство. Нужно сказать к стати, что под моей ответственностью и сох¬ранением находится личное имущество политрука, секретаря парторг. полка и мое личное. Но это попутно конечно.

    Нинуся в одной деревне вчера мы шли, а девочка кудластая по деревенски подстрижена лет 4-х стоит на дороге и всех спрашивает, "дяденька, а моего отца не видел" - и метров 5 от неё стоит груп¬па женщин и плачут - наверное и мать ребенка, тут. Нас шло конечно много, она не переставала спрашивать. Конечно сцена тяжелая об этом деле - вернее факте бойцы разговаривали целый вечер.

    Но это вполне понятно, у всех хотя немного, но задевает. Про свою Ритусю и Юру стараюсь думать меньше. И это постепенно удается.

    Но я надеюсь и уверен, что с нами все будет в порядке.

    Между прочим - я все думал что здесь голая местность. Но ошибся. Смо-ленская область далеко не такая. Лесу очень много. Например вчера мы шли лесом не меньше 18 кил. при чем километров 8-10 сплошным сосновым прямо сердце радуется. Идем и думаем - не видать фашистской гадине этой красоты и это наверное все так.

    Ну на сегодня хватит. Жив и здоров. Все значит в порядке. Крепко обнимаю и горячо, горячо целую.

    Досвидання ваш и твой И.Челогузов

    10/VIII-41г.

     

    * * *

     

    Здравствуйте дорогие мои любимые.

    Шлю вам красноармейский привет. Я очень виноват, что не на¬писал вам вот уже около суток. Наверное вы уже волнуетесь. Да я виноват. Как то получилось, что я не успевал писать. Мы же работаем день, а вечер писать негде. Но вообщем простите. Впредь постара¬юсь писать чаще, чтобы вы не ругались. Находимся все на старом месте. На передовых позициях. Занимает наш полк передовую позицию линию огня. Но нужно сказать, что крупных боев еще не было. Но маленькие стычки ежедневно. Наша артиллерия перестреливается еже¬дневно и нужно сказать, что наши артиллеристы, хотя и далеко сто¬ят от передовой линии, но бьют удивительно метко и сильно. Как только делается известным о том или ином скоплении вражеских войск, наши милые артиллеристы так начнут пускать туда гостинцы и фашистская «хваленая» броня вместе с людьми смешивается с зем¬лей. Вообщем славные артиллеристы в нашем расположении взяли несравнимый перевес над гадюками.

    У нас в расположении часто бывают сталинские соколы. А они действительно не дают гадам покоя нигде ни в воздухе, ни на зем¬ле и в землю добираются. На днях почти буквально над нами наш ястребок "обрубил" хвост у фашстского стервятника "Юнкерс" - С каким чувством мы наблюдали, как он гад оттуда полетел вниз, а хвост в другую сторону. Вместе с самолетом убились 3 заслуженных бандита с крестами, удалось спастись на парашюте только одному. Но он конечно был взят живым и тоже с крестами. А наш сокол, как ни в чем не бывало улетел на свой аэродром, или быть может пошел искать еще стервятников. Прямо восхищаемся. А когда наши соколы угощают гадов на той стороне, с передовых позиций видны адские взрывы, а вместе с ними из танков и прочей их сволочи делаются гру¬ды металла.

    Потерь наш полк можно сказать почти не имеет - всего едини-ци. Ребята осмотрелись, выдержались и чувствуют себя хорошо. Особенно когда сбили самолет, или когда принесут убитого фашистского бандита. Питание сейчас здесь замечательное. Горячее -мясное, как правило получают все части ежедневно 2 раза, а отдельные 3 ра¬за. Все достаточно сыты. Мясное едим здесь пожалуй не меньше, чем зимой дома когда ели мы своего поросенка. Приходится часто пить различную сырую воду, но с желудком у меня все в порядке махорки вдоволь. Сахара хватает. Бумагой бойцов обеспечивают. Так что с этой стороны все в полном порядке. Можешь не беспокоиться. Все богородчане, которые были со мной живы и здоровы. Можешь быть спокойна и передать другим. Со мной Ширяев, Соколов, Вязьмин, Шуганов, Балакин, Любимов. Настроение у меня хорошее бодрое. Час¬то хожу с передовых позиций ночью один. Иногда такое неприятное ощущение, но спокоен, ибо "подруга", винтовка, всегда на готове. Вообщем пока все хорошо и вы пожалуйста не беспокойтесь обо мне. Притом начальство мое комиссар полка, секретарь п/бюро, секретарь комс.бюро и политрук по пропаганде замечательные товарищи. Особен¬но секретарь п/бюро. Это пожилой человек. По моему он спит так с шутками. Замечательный, чуткий и внимательный человек. С такими товарищами и умереть не страшно.

    Но умирать никто не думает. Сначала нужно фашистскую мразь закопать, а там опять умирать некогда. Будем свои раны лечить.

    Ну как вы живете? Интересно взглянуть бы на вас. Хотя бы на часик. Но видимо не увидимся долго, война затягивается. Но ничего, тебе Нинуся, как чл. партии доказывать - нечего. Ты уже в тылу я на¬деюсь работаешь очень много. У тебя характер такой. Да и долг свой должна помнить в первую очередь. А о детишках так же не забы¬вай.

    Надеюсь, что дома все в порядке. Дров заготовили или скоро привезете. Пособие получайте своевременно. За этим нужно следить.

    Конечно все тебе будет трудновато, но духом не падай. Подтя¬нись. Ты ведь не одна. Ты вместе с народом. И нашей великой партией. А на меня конечно надейся. Ни перед какими трудностями не струшу. И сейчас все стараюсь выполнять, чтобы не поручали. Вера в победу коммунизма вселяет в меня неиссякаемые силы и ты будь тверда до конца уверена в победу. Это конечно так и будет.

    26 - 8 - 41г.

    Ваш Ваня Челогузов.

    Действующая Армия, полевал поч/ст. 670.

    1005 стрелковый полк.

     

    * * *

     

    Здравствуйте мои дорогие мои любимые!

    Здравствуй моя милая Ниночка!

    Прошло 5 суток всего, а я снова нашел время написать тебе несколько слов. Прежде всего жив и здоров. Если говорить про нервную систему и сердце – пожалуй влияние фронта у меня лучше чем в Кисловодске. Если дома вздрагиваешь от звона или удара ложек, то здесь раздается чуть погромче чем звон ложек и то не обращаешь внимания. Даже не вздрагиваешь. Это говорю совер-шенно точно. Может быть это еще потому, что ложки то вздрагивают почаще. Ну да ладно с этим. Главное жив и здоров. Ведь это необходимо. Впереди еще много дел. Стоим все там же, выполняем поставленную задачу хорошо и дальше фашистским гадам не пройти. Ребята уже ждут с нетерпением приказа наступать. Народ – красноармейцы готовы, а остальное хватит до Берлина. У нас все есть и когда вождь наш любимый скажет вперед, мы ринемся и только вперед и вперед. Хватит попроливали слез наши дети, женщины и старики. За все гадам отплатим. Слезы пролитые советским народом в оккупированных территориях оплатят кровью своей.

    У нас крепки сила, воля, уверенность. Верьте победа будет за нами скоро. Скоро будем праздновать победу. Это мы чувствуем здесь на фронте. А то что он захватил часть территории большого, вернее решающего значения не имеет. Не поддавайтесь панике. Хотя Нинуся зная тебя уверен, что ты эту панику со всей твоей страстностью разбиваешь. Да это твое дело. Дело как члена партии, находящегося в глубоком тылу. Питание, как я уже и писал, хорошее – мясо каждый день. Хлеба и сухарей вполне хватает. А махорки или как я зову - махры, с избытком. Перерыва – никогда. Папирос вот попадает маловато.

    Пиши адрес «Действующая армия, полевая почтовая станция 670 Челогузову И.Ф.»

    Вот и все.

    До свидания ваш Челогузов

    02.09-41г.

     

    * * *

     

    Здравствуй моя дорогая Нинуся!

    Мой милый Юрочка, Ритуся и Сима! Не дожидаясь от вас второго письма – пишу коротко. Находимся на том же участке фронта. Разница в том, что отбили у немцев ряд населенных пунктов. Мы наступаем. Идут упорные бои. Меня ночью с 7-го на 8 – ое сентября во время боя ранило осколком мины в ногу в правую ниже икр. Попали под сильный минометный огонь, залегли, отделался легко. Не беспокойтесь. Рана легкая врачи боялись за сухожилия. Осколок попал как раз в сухожилия. Но оказалось все в порядке. В тыл не поехал. Возили на перевязку. А потом хожу сам. На поле боя временно не хожу. Но скоро с ногой будет по старому. Откровенно болеть некогда. Но вы не беспокойтесь. На фашистских гадов наседаем. А за осколок придется им отплачивать. Рад за тебя, за твою энергию. Молодец. Это вдохновляет меня. Досвидания. Всех вас крепко целую. Ваш Ваня Че-лог.

    11.09-41г.

     

    * * *

     

    Здравствуй! Моя любимая Нинуся!

    Здравствуйте мои дорогие карапузы Юруся и Риточка и сестра Сима!

    Пишу письмо, значит жив и здоров и вам беспокоиться нечего. Значит все в порядке. С раненой ногой 15-9-41г. было плохо врач перепугался – боялся осложнений с сухожилиями. Но все оказалось напрасно. Это просто я побродил не в меру. После принятых мер дело немедленно исправилось и сейчас чувствую себя хорошо. Рану почти затянуло и наверное дня через два могу снова идти на пе-редовую.

    У нас временно были передышки. Дня два не было боев. За это время все бойцы перемылись в бане.

    У нас сейчас т.Любимова Ив.Алекс. назначили инструктором по пропаганде он приехал уже к нам и ночевал ночь вместе. Командира переводят в политотдел…

    Окончание письма отсутствует.

    17-09-41г.

     

    * * *

     

    Дорогая моя любимая Нинуся!

    Сегодня получил сразу два твоих письма. Одно от 4-го и другое от 9-го сентября. В данное время – относительное затишье да в связи с ранением то я не выходил на огневые позиции 15 суток – вот наверное это в голову и полезло.

    Вам уже наверное известно, что я был ранен и как раз в тот момент когда ты писала второе письмо т.е. 9 сентября, у меня были основные болезненные явления с ногой. Переживал тяжелое состояние. Интересно, что в эти дни чувствовали вы, что думали?

    Но хорошо, что все кончилось замечательно и теперь я снова готов идти куда угодно и громить фашистскую сволочь. Еще раз я убедился, что сделал правильно, когда отказался от поездки в тыловой лазарет. В данное время я в полном порядке даже прихрамывать перестал. Правда остерегаюсь еще, но это пустяки.

    В первом письме ты пишешь, что кого –то хотели вселить – сейчас не пи-шешь. Ведь это вынужденно делают. Если одним не где жить нужно видимо уплот-ниться и вам. Проявляйте вы все заботу о семьях эвакуированных отсюда. Разделите с ними немного тяжестей. А уж мы за все будем беспощадно громить гадов фашистских выродков и выкормышей.

    Так вот так! Нинуся моя дорогая пока все в порядке. Жив и здоров. Да так и должно быть. Вы за меня не беспокойтесь.

    Крепко, крепок обнимаю и целую горячей чем было дома (в несколько раз).

    Поцелуй ребятишек. Досвидания мои дорогие.

    Твой Ваня.

    22-9-41г. 23-00

     

    * - копии писем бойцов 279 стрелковой дивизии, переданных их родственниками в музей ННГУ имени Н.И. Лобачевского г. Нижний Новгород, и хранящихся в фондах музея.

     
    здесь могла бы быть ваша реклама

     
    «  Ноябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930

    Архив новостей

     

    Сайт создан группой энтузиастов-нижегородцев и существует на безвозмездной основе. Если Вы хотите помочь развитию сайта и поддержать его авторов, можете перечислить несколько рублей на счет Яндекс-деньги 41001441589334

    поддержи проект

    Будем рады поддержке!

     

     
    500

       
      Вход для администратора