Он-лайн игры

 
Система Orphus

 
Сайт писателя Ильи Одинца Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет

 

  • Лучшие люди страны
  • Герои страны
  • 84 ОРБ
  • Управление ФССП по Нижегородской области
  • Нижегородский некрополь
  • Нижегородская военно-мемориальная компанияНижегородская военно-мемориальная компания

  •  
    Люди Нижегородской области

    Разместите нашу кнопку на своем сайте!


     

    Сейчас на сайте: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    «Патриотизм - любовь к отечеству»

    В.Соловьёв. Толковый словарь по философии

     

    ЗАБЫТЫЙ АС

     

    Сутягин Николай Васильевич

    9 декабря Россия отмечает День Героев Отечества, который является преемником главного и широко отмечаемого праздника российских воинов в дореволюционной России – праздника Георгиевских кавалеров. В связи с этим представляется очень уместным вспомнить ярчайшую звезду нашей боевой реактивной авиации.

    Фамилия этого аса, сбившего более двух десятков американских реактивных самолётов, не известна большинству соотечественников. Ему, Герою Советского Союза, не установлен памятник в селе, где он родился. Его имени нет на стеле площади Героев в Московском районе нашего города. Мы – нижегородцы к своему стыду не знаем героического прошлого нашего именитого земляка Сутягина Николая Васильевича.

    Сутягин Николай Васильевич родился 5 мая 1923 года в селе Смагино Нижегородской губернии. Родители - Василий Алексеевич и Елена Васильевна Сутягины были крестьянами. В семье было пятеро детей. В 1929 году Николай поступил в начальную школу. В 1934 г. в возрасте 11 лет он ушёл из отчего дома – ведь надо было помогать семье – и переехал в Нижний Новгород к бабушке. Здесь он работал и весьма напряжённо учился: окончил семилетку, а затем – аэроклуб им. Баранова. Его кумиром был Валерий Павлович Чкалов. После окончания аэроклуба в марте 1941 году Николай по комсомольской путёвке был направлен в Черниговскую военную авиационную школу пилотов, готовившую лётчиков-истребителей. Там он встретил известие о начале Великой Отечественной войны. Николай тщательно готовился к встрече с врагом: оттачивал технику пилотирования, изучал тонкости воздушного боя, учился метко стрелять. После завершения обучения в школе в октябре 1942 года сержант Н.В. Сутягин получил назначение в 582-й ИАП (истребительный авиационный полк) 249-й истребительной авиационной дивизии 9-й воздушной армии, базировавшейся на Дальнем Востоке. Через месяц Николай был переведён в 5-й ИАП той же дивизии. Он летал на самолёте И-16. Офицерское звание Николай Васильевич получил в 1943 году с введением в советской армии погон.

    - Каким был Сутягин? Рослый, стройный, круглолицый, веснушчатый, - вспоминал его однополчанин Борис Иванов, - Николай привлекал к себе внимание при выполнении любого задания, неординарностью в любой компании. Тогда никто не предполагал, что он будет первым асом "реактивной" войны, реактивных самолётов просто-напросто не было. Но в беседах между собой мы его иначе, как ас, не называли. Почему, спросите?

     

    истребитель И-16

    Истребитель И-16

     

    Мы не воевали, но находились в составе фронта, со дня на день ожидали нападения японцев, а потому боевая подготовка кипела. Так вот, Сутягину не было равных в технике пилотирования, при боевом применении у него самый высокий результат попадания, по воздушным целям бил без промаха. Любое серьёзное дело в 5-м авиационном начиналось с его имени. Он входил в когорту лётчиков, готовых взяться за самое сложное задание. Помню, поступили в 1944-м новые самолёты Як-9, к тому времени мы уже освоили Як-7Б. Начала создаваться группа для освоения "Яков", первый в списке – Сутягин. Первым он вылетел на дежурство на приграничный аэродром, где устраивались своеобразные засады.

    Что ещё сказать о Сутягине? Николай хорошо пел. Голос у него был божественный. Горьковский период его жизни – это и горьковская опера, а потому часто мы слышали его сильный голос. Не дурак был выпить, но не пьянел, сказывалось богатырское здоровье.

    В августе 1945 года лётчики полка вели разведку, занимались штурмовкой, вели обстрел отступающих колонн японцев. Встретиться в воздухе с противником Николаю не удалось: превосходство советской авиации было подавляющим. За участие в боевых действиях против японских милитаристов командир звена лёйтенант Сутягин Н.В. был награждён орденом Красной Звезды. Полк постоянно перебазировался на новые аэродромы в Маньчжурии и в Корее, в небо которой ему предстояло вернуться всего лишь через 6 лет.

    В 1946 году Николай Васильевич прошёл курсы повышения квалификации и получил назначение в 17-й ИАП. Сначала он летал на американском истребителе Р-63 «Кингкобра», а затем успешно освоил новейший реактивный истребитель МиГ-15.

     

     Многоцелевой истребитель Як-9

    Многоцелевой истребитель Як-9

     

     Многоцелевой истребитель Р-63 Кингкобрф (поставлялся по ленд-лизу)

    Многоцелевой истребитель Р-63 «Кингкобра» (поставлялся по ленд-лизу)

     

    В марте 1951 года в штаб соединения поступил приказ срочно разобрать самолёты и уложить их по частям в ящики. Через месяц авиационный полк Сутягина отправили по железной дороге в командировку в Китай. Советских лётчиков встретил аэродром Мукден. Предстояли бои с американскими пилотами. В Москве приняли решение – до овладения китайскими и корейскими лётчиками самолётами МИГ-15 задачи по прикрытию важнейших объектов возложить на советских лётчиков.

     

     МиГ-15бис капитана Сутягина, 17-й ИАП, февраль 1952 года

    МиГ-15бис капитана Сутягина, 17-й ИАП, февраль 1952 года

     

    Вспоминая о начальном этапе своей деятельности в Корее, Николай Сутягин позднее писал:

    - Нас переодели в форму китайских добровольцев и, глядя друг на друга, мы невесело посмеивались - уж очень непривычно выглядели в синих, хлопчатобумажных мешковатых френчах, широких мятых брюках, фуражках с жёваным "блином" - козырьком и туфлях, вместо привычных сапог и ботинок. Знаков различия никаких. На наших машинах - опознавательные знаки ВВС КНР. Но это был "секрет полишинеля": ещё не прибыли первые контейнеры с "МиГами", а командование США уже пообещало своим лётчикам крупную награду за первый сбитый советский самолёт. Над китайскими аэродромами сбрасывались листовки, в которых лётчику - перебежчику гарантировалась премия в 100 тысяч долларов (так, впоследствии и случилось - один из северокорейских лётчиков перелетел на своём "МиГе" на аэродром противника ). Но это было ещё не всё. Вскоре нам огласили приказ: в бою разговаривать только по-китайски! Всем выдали блокноты с основными командами, обычно отдаваемыми в воздушном бою, и мы принялись учить говорить их по-китайски. Толку от этого было мало, тогда командование разрешило брать эти блокноты с собой в полёт и пользоваться ими для подсказки. Вспоминая это сейчас, не могу удержаться от смеха, но тогда мы должны были выполнять приказ. А это было нелегко - чтобы отдать распоряжение своим пилотам, командир должен был продумать, как оно будет звучать покороче, затем, взглянув в блокнот мысленно перевести его на китайский язык и произнести вслух. Получив приказ, лётчики должны были выполнить всё в обратной последовательности. На это уходило довольно много времени, что в условиях быстро меняющейся обстановки воздушного боя, на практике - неприемлемо. Вскоре, наши мучения кончились. После того, как один из наших "МиГов" был повреждён в бою, командование отменило этот приказ и все разговоры пошли на чисто русском языке, порой и с применением "недозволенных выражений". Что уж там кривить душой - бои были тяжелейшие...

    14 июня 1951 года Николай Сутягин совершил первый боевой вылет, а 19 июня он открыл счёт воздушным победам. Его добычей стал широко разрекламированный американцами новейший истребитель Ф-86 «Сейбр», которого наши пилоты в начале опасались.

    По основным лётно-тактнческим данным советский истребитель МиГ-15 и американский F-86 "Сейбр" были примерно равны, но каждый имел свои сильные и слабые стороны. "МиГ" превосходил "Сейбра" в скороподъёмности и удельной тяговооружённости. F-86 быстрее набирал скорость на пикировании, имел лучшую манёвренность на горизонталях, обладал большей дальностью полёта. Однако он проигрывал в вооружении: 6 крупнокалиберных "сейбровских" пулемётов "Кольт Браунинг", несмотря на большую скорострельность (1.200 выстрелов в минуту), уступали 3-м пушкам МиГа (двум 23-мм калибра и одной 37-мм). Их снаряды пробивали любую броню.

    В воздушных боях Сутягин действовал дерзко: атаковал противника молниеносно, захватывал инициативу, маневрировал на больших скоростях и с большими перегрузками, действовал расчётливо, открывал огонь с коротких дистанций. Наряду с талантом лётчика, умением тонко чувствовать машину, он обладал исключительной способностью терпеть запредельные перегрузки, когда "тёк" металл самолёта, подвергался аварийным необратимым деформациям его планер. Такие специфические способности организма раскрылись во многом благодаря регулярным и настойчивым занятиям спортом, которому лётчик посвящал свой досуг. Отличный спортсмен, выполнявший разрядные нормы по нескольким видам спорта (лёгкая атлетика, гимнастика, занятия с гирями), он был победителем ряда армейских соревнований.

    26 июля 1951 года Николай Васильевич выступил на лётно-практической конференции соединения как самый результативный лётчик дивизии – к тому времени он сбил уже четыре «Сейбра».

    - Задание выполняли десяткой, – говорил перед собравшимися Николай. – Ударное звено – майора Пулова, звено прикрытия – капитана Артемченко справа выше и пара Перепелкина сзади выше. Я шёл в звене прикрытия с ведомым старшим лейтенантом Шулевым. В момент левого разворота в районе Сенсен я отстал от пары капитана Артемченко на дистанцию 400-500 м. Развернувшись на 50-60 градусов влево, я заметил: внизу слева, из-под ведущего звена, заходит нам в "хвост" пара F-86. Я подал команду: "Атакую, прикройте" и левым боевым разворотом, в момент которого выпустил тормоза и убрал газ, с последующим полупереворотом пошёл за парой F-86. На второй петле мы уже были в "хвосте" у F-86-x, и в верхнем положении я дал две короткие очереди по ведомому. Очереди прошли: одна с недолётом, другая с перелётом. Я решил подойти ближе. После выхода из пикирования пара F-86 сделала отворот вправо, а затем – влево с набором высоты. За счёт этого отворота уменьшилась дистанция до 200-300 метров. Заметив это, противник сделал переворот. Выпустив тормоза, мы пошли за F-86 под углом 70-75 градусов в сторону моря. Сблизившись до дистанции 150-200 метров, я открыл огонь по ведомому... F-86 был сбит.

    За лето 1951 года лётчик сбил 6 самолётов противника, осенью – ещё 8. Только в декабре этого года Сутягин одержал 5 воздушных побед. В начале1952 года пилот стал реже вылетать на боевые задания. Ему было поручено обучать лётчиков второго эшелона, готовившихся к боям. Тем не менее, в январе 1952 года он сбил 3 самолёта противника. Однажды Сутягин вступил в бой с пятью самолётами противника и сразу же сбил один из них. Оставшиеся четыре пытались взять советского лётчика в клещи. Казалось, из сложившегося положения нет выхода, пилот собрал всю волю и лётное мастерство, направил свою машину в лобовую атаку на один из вражеских самолётов. Противник не выдержал и свернул в сторону.

     

    Ф-86 Сейбр

    Ф-86 «Сейбр»

     

    С 17 июня 1951 г. по 2 февраля 1952 г. Николай Сутягин произвёл 149 боевых вылетов, провёл 66 воздушных боёв, лично сбил 21 самолёт и два в группе. Американские исследователи лучшим «реактивным асом» Корейской войны считают капитана Джеймса Джабара, на счету которого 15 воздушных побед. Но это звание по праву принадлежит советскому лётчику-истребителю Николаю Васильевичу Сутягину. На его личном счету 15 Ф-86 «Сейбр», 2 Ф-80 «Шутинг Стар», 2 Ф-84 «Тандержет» и 2 «Глостер-Метеор». Сам пилот ни разу не был сбит или ранен.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР 10 октября 1951 года за образцовое выполнение правительственного задания и проявленные при этом мужество и героизм заместителю командира авиационной эскадрильи капитану Сутягину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». В январе 1952 года Николай Сутягин был представлен ко второй «Золотой Звезде» Героя Советского Союза. Однако, это представление реализовано не было.

    По возвращению в СССР в 1952 году лётчик поступил в Военно-воздушную академию, которую закончил в 1956 году и получил назначение на должность заместителя командира 826-го учебного истребительного полка, базировавшегося в Таганроге. Позже учил новое поколение лётчиков в Ейском, затем Качинском авиационных училищах. По окончании в 1964 году Военной академии Генерального штаба генерал-майор Н.В.Сутягин возглавил Харьковское высшее авиационное училище лётчиков. В 1970 году Сутягин был направлен во Вьетнам военным советником, а по возвращению из командировки получил назначение на должность заместителя командующего 16-ой воздушной армии в Группе советских войск в Германии. Николай Васильевич уволился в запас в 1978 году. Жил в Киеве. Работал начальником штаба гражданской обороны НИИ гидротехники и мелиорации. Умер 12 октября 1986 года. Похоронен на Байковом кладбище города Киева.

    Награды Н.В.Сутягина: орден Ленина, орден Отечественной войны 1-ой степени, три ордена Красной Звезды, орден «За службу Родине в ВС СССР» 3-ей степени, медали.

     

    6.12. 2010 г. Нижний Новгород Герой Российской Федерации

    Коновалов Александр Григорьевич

    Моб. 903 603 08 92

     
    здесь могла бы быть ваша реклама

     
    «  Декабрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Архив новостей

     

    Сайт создан группой энтузиастов-нижегородцев и существует на безвозмездной основе. Если Вы хотите помочь развитию сайта и поддержать его авторов, можете перечислить несколько рублей на счет Яндекс-деньги 41001441589334

    поддержи проект

    Будем рады поддержке!

     

     
    500

       
      Вход для администратора